Эволюция бизнеса кастоди

Эволюция бизнеса кастоди

Цифра — открытая площадка для обмена мнениями профессиональных участников рынка. Мы публикуем колонку Алексея Федотова, Заместителя Директора Депозитария АО «Россельхозбанк» о том, как изменится бизнес кастоди в современных условиях стремительно меняющего под влиянием технологий рынка посттрейдинговых услуг.

Эволюция бизнеса кастоди

Перемены, происходящие на рынках капитала, требуют пересмотра бизнес модели в области посттрейда, в том числе в бизнесе кастоди. Проблема, однако, состоит в том, что изменение бизнес-модели кастодианов можно сравнить с заменой реактивного двигателя самолета прямо во время полета. В то время как давление на цены за услуги на рынках капитала широко освещается в разных источниках, появляется гораздо меньше публикаций о том, как должен развиваться кастодиальный бизнес перед лицом стремительно меняющегося рынка. Опора на традиционное ценностное предложение «хранения кирпичей и цемента на складе» больше не является достаточной в мире, где клиенты обращаются к поставщикам кастодиальных услуг за инновационными, эффективными, с точки зрения затрат и высокорентабельными решениями. Как кастодианы должны позиционировать себя, чтобы максимально увеличить шансы остаться в цепочке добавленной стоимости посттрейда? Кастодианы стоят на защите традиционных финансовых активов, но как им подготовиться к новому миру цифровых активов или токенов? В этом обзоре мы поговорим о проблемах, с которыми сталкиваются кастодианы на развитых рынках, о том, как они могут получить максимальную отдачу от своих инвестиций и получить конкурентные преимущества.

Несмотря на то, что бизнес кастодиана в России продолжают называть термином «депозитарная деятельность», депозитарии причисляют к «учетной системе», и бытует мнение, что кастодианами можно считать только «дочки» иностранных банков, многие «депозитарии» возможно неожиданно для себя найдут в этой статье примеры того, что можно будет использовать уже в ближайшем будущем.

Устаревшая инфраструктура

Основная проблема заключается в том, что кастодианы создавали свои компьютерные системы (инфраструктуру) много лет назад, и им будет трудно их обновить для соответствия современным цифровым вызовам, тем более, что более двух третей затрат приходится на персонал и операционные процессы. Кастодианы вынуждены инвестировать в соответствие бизнеса регуляторным требованиям, комплайенс и управление рисками вместо того, чтобы тратить средства на повышение эффективности и улучшение качества обслуживания клиентов. Интересно, что, клиенты не особенно обращают внимание на эти инвестиции, потому что они необходимы, чтобы кастодианы просто продолжали работать. Проблема становится все более острой по причине большого количества имеющихся у кастодианов бэкофисных систем и масштаба инфраструктуры, созданной за эти годы. В результате, замена устаревшей инфраструктуры стоит очень дорого, и лишь немногие кастодианы могут сделать шаг назад и проанализировать свой процесс от начала до конца, чтобы придумать другую операционную модель. Сложность задачи действительно сопоставима с заменой реактивного двигателя самолета в полете.

Устаревшая инфраструктура так же означает, что прием нового клиента на обслуживание может занять много месяцев (до 18). Это еще больше увеличивает расходы кастодианов, поскольку, как правило, кастодиан не начинает получать доход, пока клиент не принят на обслуживание (не переведены ценные бумаги). Кроме того, когда кастодиан принимает нового клиента на обслуживание, ему часто приходится поддерживать нестандартные технологии работы с клиентом. Это влияет не только на перевод активов, людей и процессов, но и на время выхода на рынок. Расходы на приобретение нового клиента сильно выросли, и вместо того, чтобы тратить средства на улучшение качества обслуживания и новые услуги, кастодианы вынуждены переводить клиентов на стандартные системы, которые все больше устаревают.

Конкретный пример: режим расчетов по ценным бумагам CSDR

В Европе ожидается появление нового режима расчетов по ценным бумагам — CSDR (постановление Европейского Союза, вступит в силу в сентябре 2020 года). Режим высветил проблемы, с которыми столкнется большинство кастодианов — им придется плотно работать со своими клиентами для повышения эффективности расчетов. Основная проблема заключается в том, что CSDR жестко предписывает, как теперь будут происходить расчеты по нерассчитанным сделкам (контрактные расчеты) вместо применения добровольных механизмов (неконтрактные расчеты), которые рынок ЕС использует в настоящее время. Эффективность расчетов станет критичной. Несмотря на современные технологии, огромное количество сделок не рассчитываются по очень простым причинам, например, таких как неправильные клиентские инструкции. При применении режима CSDR для поддержания расчетной дисциплины на кастодианов будут накладываться штрафы. Знание клиента и более тесная работа с ним будут крайне важны в новом мире расчетов. Просчитав цепочку расчетов, кастодианы смогут уменьшить расходы на CSDR, помогая клиентам активно управлять риском неисполнения (расчетов) сделок. Но для того, чтобы сделать это эффективно, требуется доступ к данным и применение аналитических инструментов, что чрезвычайно сложно сделать, учитывая ограничения инфраструктуры кастодианов.

Несмотря на вызовы, описанные в данном примере нужно отметить, что положение, которое кастодиан занимает на рынке, предоставляет возможности для его дальнейшего продвижения по цепочке создания добавленной стоимости для клиента. Например, поскольку сделки с ценными бумагами могут быть не рассчитаны из-за нехватки ликвидности в определенных ценных бумагах, предоставление займа в этих ценных бумагах дает кастодиану возможность для создания нового сервиса. Кастодиан может одалживать ценные бумаги клиенту и ликвидировать разрыв ликвидности и тем самым помочь всему рынку нормально функционировать. Именно такие услуги делают кастодианов более актуальными в глазах клиентов. Но проблемы устаревшей архитектуры приводят к тому, что распределение ресурсов внутри кастодианов сильно смещено в сторону текущих процессов, что ограничивает их возможности для разработки и внедрения более доходных и инновационных услуг.

Расходы на поддержание нового режима расчетов так же могут заставить некоторых кастодианов задуматься над тем, как они распределяют свой ограниченный пул ресурсов. Требования CSDR могут привести к тому, что кастодианы переосмыслят расходы на клиентов, которые имеют более низкую эффективность расчетов, так она приводит к росту расходов кастодиана. Кастодианы должны будут тесно взаимодействовать с клиентами с высоким уровнем STP (сквозной обработки поручений). Это повысит эффективность расчетов на рынке в целом. Если все это не делать, произойдет рост расходов на расчеты.

Соотношение рисков и вознаграждения за услуги кастоди

Коммерциализированный характер традиционной модели кастоди как услуги исторически делал одним из ее главных конкурентных отличий широту и объем рыночного предложения.

Поддержание глобального географического присутствия кастодиана важно для получения бизнеса от клиентов, и хотя многие кастодианы сконцентрировали свои операционные подразделения в нескольких географических точках (Ирландия, Индия, Пакистан), они все еще вынуждены иметь персонал на всех рынках для обеспечения экспертной поддержки клиентов. Основная причина, по которой клиенты нанимают кастодиана для получения доступа к каждому рынку, заключается в том, что у кастодиана есть необходимый для этого рынка уровень опыта, экспертизы и знаний. Клиент ожидает, что кастодиан будет представлять интересы клиента на этом рынке, обеспечит должный уровень менеджмента, контроля рисков и безопасности активов, а также будет лоббировать интересы клиента. Работа на местных рынках всегда была дорогой в обслуживании, а с учетом тенденции к снижению тарифов и доходов кастодианов крупные кастодианы стали требовать от клиентов более партнерского и сбалансированного подхода. Вместо распределения рынков между несколькими кастодианами, в ряде случаев наблюдается концентрация бизнеса клиента на нескольких рынках у одного кастодиана, что дает толчок к развитию других коммерческих возможностей, и способствует возникновению лучшего баланса между риском и вознаграждением за услуги. Оказание услуги суб-кастоди по-прежнему имеет свои коммерческие проблемы. Похожие коммерческие проблемы можно наблюдать во всем спектре услуг кастоди. Это побуждает кастодианов проводить мониторинг отношений с неэффективными клиентами, особенно если те вынуждают кастодиана совершать операции вручную.

Из-за конкурентного прессинга, заставляющего кастодианов постоянно оценивать стоимость предоставления услуги, пересмотр тарифов за услуги в большую сторону является логичным ответом на вызовы, описанные выше, однако учитывая тенденцию снижения расходов на стороне клиентов, является ли это ответом, имеющим право на жизнь? И если все-таки существующие кастодианы увеличат тарифы за услуги, откроет ли это возможности для новых участников рынка нацелиться не на весь бизнес, а на отдельные элементы бизнес-модели?

Возникновение практики токенизации активов

Кастодианы исторически являются защитниками (хранителями) традиционных финансовых активов, но в будущем эта функция также будет востребована для цифровых активов или токенов — цифровых ценных бумаг, зарегистрированных на блокчейне и выпущенных в полном соответствии в применимым законодательством о ценных бумагах. Поскольку интерес к цифровым активам становится все более распространенным, институциональные инвесторы также будут все больше интересоваться тем, как хранить и где обслуживать эти активы. В то время как традиционные услуги по хранению «кирпичей и цемента» характеризуются высоким уровнем барьеров для выхода на рынок новых участников, появление нового класса активов создает возможности для новых участников. Однако необходимо различать криптоактивы (такие как биткоин) и токенизированные активы. В частности, надо учитывать борьбу с отмыванием денег. В случае криптоактивов владелец невидим, а ценность инструмента часто сомнительна. Кто знает, что или кто стоит за этим? В результате кастодиальные услуги для учета криптоактивов развиваются медленно, так как доказать, что кастодиан полностью контролирует финансовые преступления, сложно. В случае криптоактивов кастодиан может только пассивно наблюдать как никем нерегулируемые организации, получают доступ к системе распределенного реестра.

В то же время, бизнес по хранению токенизированных активов, похоже, имеет право на жизнь: Например, как только будет предоставлена возможность токенизации денежных средств (то есть токены будут связаны с базовым депозитом в долларах, евро или другой валюте), а так же появится возможность связать «токенизированные денежные средства» и ценные бумаги, есть ряд технологий, которые могут сделать пост трейд процесс более эффективным и привести к снижению затрат в отрасли. Для примера можно упомянуть, что в октябре 2019 года Commerzbank и Deutsche Borse совершили транзакцию «поставка против платежа», используя ценные бумаги и денежные токены.

Пока кастодианы продолжают осторожно экспериментировать с инновационными технологиями в отношении токенизированных активов, реальная проблема заключается в том, что они не всегда готовы реализовать это на практике в полном масштабе. Поэтому существующие игроки рынка могут столкнуться с угрозой со стороны небольших, малоизвестных компаний, предоставляющих возможности хранения цифровых активов. Однако позиция традиционных кастодианов усиливается по мере того, как основные финансовые институты выходят на рынок цифровых активов. Недавний запуск компанией Fidelity бизнеса по хранению цифровых активов является примером того, как существующий игрок может выйти на новый рынок для обеспечения конкуренции в этом пространстве. Таким образом, понимание позиции, которую хочет занять на рынке кастодиан, становится все более важным по мере того, как предлагаемые услуги переходят из области концепций в инновационных лабораториях в разряд основных продуктов.

Рост расходов на принцип «Плати, чтобы пользоваться»

Учитывая важнейшую роль кастодиана в сохранности и безопасности активов клиентов, кастодианы продолжают вкладывать значительные суммы денег в существующие процессы.

По мере того как мир становится все более цифровым, кибербезопасность становится приоритетной областью, а недостатки в кибербезопасности становятся существенной проблемой. Поддержание системы безопасности — это значительная нагрузка на ресурсы большинства кастодианов. Хотя клиенты понимают необходимость инвестирования в системы безопасности, такая нагрузка снижает возможности кастодианов инвестировать в другие области. Крупные кастодианы в США тратят от 500 до 1 миллиарда долларов в год на кибербезопасность.

Инвестирование в устойчивость бизнеса так же крайне важно для кастодиана. Это необходимо, чтобы он мог защитить себя и своих клиентов. В условиях растущих требований со стороны регуляторов, устойчивость продолжает оставаться в центре внимания как инструмент обеспечивающий наличие надежного поставщика услуг. И хотя кастодианы вынуждены искать возможности для расширения спектра услуг, это расширение сдерживается растущими затратами на пребывание в бизнесе. Симптоматично, что соблюдение нормативных требований и обеспечение кибербезопасности воспринимаются клиентами как само собой разумеющееся, и они не готовы платить за это больше.

Сила данных

Цифровая трансформация означает увеличение спроса на услуги по предоставлению аналитической информации на основе имеющихся у кастодианов данных, и победителями станут те кастодианы, которые предоставят своим клиентам наилучшую стратегию интеллектуальных данных и пользовательский опыт. Появление инноваций в области финансовых технологий за последние 5 лет привело к появлению на рынке ИТ продуктов, которые могут трансформировать кастодиальные услуги, но точность и доступность данных являются существенным препятствием для их развития. Управляющие компании инвестиционных фондов пытаются предотвратить последствия снижения цен на свои услуги и увеличения пассивных инвестиций, и поэтому обращаются к кастодианам как своим поставщикам услуг за дополнительной поддержкой. Существует огромный спрос на информационные услуги, и особенно в таких областях, как инвестиции в охрану окружающей среды (ESG), социальную сферу и управление, а также на альтернативные источники информации, такие как «аналитика настроений» (интерпретация и классификация эмоций в данных с использованием методов анализа текста, позволяющая определять отношение потребителей к продуктам, брендам или услугам). Существует также потребность в более дешевой поддержке операционных процессов мидл и бэк офиса и поддержке автоматизации соответствия требованиям законодательства. Внедрение таких сервисов становится сложной задачей, если используется негибкая и устаревшая система для ведения кастодиального бизнеса. Возможности интеграции новых технологий для предоставления дополнительных решений клиентам сильно затруднены, когда большая часть функций обработки данных находится глубоко внутри старой и сложной архитектуры системы кастодиана.

Следует заметить, что крупные кастодианы гораздо более открыты для партнерства и сотрудничества с компаниями сектора финансовых технологий. Целостно обработанные данные, объединяющие данные, полученные из различных областей взаимодействия кастодиана и клиента с данными, полученными кастодианом из внутренних и внешних источников, дают очень полезные аналитические обзоры, которые просто невозможно получить, обрабатывая данные из отдельных источников. Это в свою очередь, дает возможность создавать индивидуальные продукты и услуги для клиентов (в цифровой форме). Цифровые продукты и услуги, будут развиваться, а затем начнут заменять некоторые из более традиционных источников дохода.

У кастодианов появилась прекрасная возможность использовать данные более гибко. Чтобы воспользоваться этой возможностью, им придется инвестировать в зарождающиеся трансформационные технологии и внедрять их параллельно с существующей инфраструктурой. Максимизация ценности данных и принятия решений поможет кастодианам возместить доход, потерянный из-за неадекватных процессов внутри компании и на рынке.

Многие кастодианы начинают осознавать необходимость значительного улучшения клиентского опыта за счет использования роботизации, технологии блокчейна и API-интерфейсов, которые легко подключаются к сторонним системам. Однако в настоящее время прогресс в этой области не соответствует амбициям. Переход к таким технологиям является долгосрочным трансформационным изменением, но бремя устаревших систем не дает возможность кастодианам быстро реагировать. У кастодианов нет другого выхода как монетизировать свою позицию в цепочке создания добавленной стоимости, отвечая на новые требования клиентов и предлагая комплексные решения.

В то время как многие кастодианы все больше думают о доходах, которые они могут получить, предложив инновационные услуги, но клиенты также хотят, чтобы они были более эффективными в существующих процессах, хотя делать это кастодианы вынуждены в соответствии регуляторными требованиями, что затрудняет задачу.

Завершая тему данных, следует еще раз подчеркнуть важность данных, содержащихся в системах кастодианов. Кастодианы обладают очень большим количеством информации о поведении клиентов и их рыночной активности. В целом направление, в котором кастодианы могут развиваться — это предоставление клиентам услуг с добавленной стоимостью, включая аналитические информационные услуги, а также предоставление данных для управления обеспечением и кредитования ценными бумагами.

Перспективы развития кастоди в 2020е годы

Критической задачей отрасли является понимание того, на каком поле играть, где сотрудничать и чего надо избегать.

Расходы, связанные с предоставлением услуг кастоди, значительны и создают высокие барьеры для входа на рынок новых участников рынка. Безопасность и надежность бренда является важным фактором, влияющим на принятие решений о выборе поставщика кастодиальных услуг, и не может быть создана в одночасье. В условиях, когда клиенты ждут от кастодиана большей эффективности и жаждут инноваций, это создает как возможность, так и проблему для отрасли. Кастодианы должны быть готовы предоставить каждому клиенту уникальные решения и значительно улучшить качество обслуживания. Даже будучи вынужденными, поддерживать унаследованную из прошлого инфраструктуру (системы), кастодианы понимают важность автоматизации и внедрения искусственного интеллекта для сокращения ручной работы. Для успешной адаптации к новым условиям потребуется изменение мышления. Традиционно банки не решались работать со сторонними поставщиками IT услуг, но такие проекты, как использование API-интерфейсов в паре с устаревшими системами, помогут кастодианам совершить прорыв. Клиенты кастодианов все чаще хотят иметь доступ к сервисам через API. Например, в 2016 году BNY Mellon запустил сервис Nexen, пользовательский интерфейс, который использует API. Многие клиенты BNYM используют несколько услуг этого банка одновременно, а Nexen — это единый шлюз, через который они могут получить доступ ко всем услугам банка и это сделает их жизнь проще.

Как было сказано выше, бизнесу, нужно понять на каком поле играть и как монетизировать инвестиции. Это является ключом к созданию ценностного предложения кастодиана в будущем. Традиционный подход к разработке продуктов, за которые клиенты будут платить напрямую, становится слишком упрощенным, поэтому для успеха требуется иной подход к созданию ценности бизнес-модели.

Ситуация все больше подталкивает участников рынка к развитию партнерских отношений со сторонними ИТ компаниями, с тем чтобы кастодиан мог бы реально сосредоточиться на своей основной компетенции и на повышении стоимости своего предложения в цепочке создания стоимости. Кастодиан играет критически важную роль в этой цепочке, но это не означает, что он лучше всего позиционирован для разработки услуг, представляющих ценность для клиентов. Поставщики ИТ решений стремятся создавать модели «управляемых услуг». Используя управляемые услуги, бизнес может перекладывать ИТ-операции на поставщика услуг. Поставщик управляемых услуг берет на себя ответственность за круглосуточный мониторинг, управление и / или решение проблем для ИТ-систем в рамках бизнеса. Таким образом, кастодианы могут сосредоточиться на своем основном бизнесе, а не на обслуживании своей инфраструктуры, однако клиенты кастодианов не решаются использовать такие решения. Концепция управляемых услуг в этой области могла бы снизить общие затраты отрасли. Но инвесторы (buy side) не решаются покупать такие решения, потому что они не так продвинуты, как брокеры (sell side). Пока известен один пример: ИТ компания AcadiaSoft, в сентябре 2019 объявила о совместной инициативе с BNY Mellon, чтобы позволить инвесторам (buy side) управлять маржин коллами, расчетами, сверками и управлять обеспечением через единый интерфейс.

Для обеспечения большей гибкости и снижения расходов кастодианы должны признать, что стандартизация услуг облегчает жизнь потребителей, особенно если клиенты могут затем интегрировать данные в консолидированную форму без необходимости создания индивидуального интерфейса для каждого кастодиана.

Кастодианы также могут стимулировать инновации, сотрудничая со стартапами в области финансовых технологий. Вместо того чтобы предоставлять все кастодиальные услуги в едином пакете, кастодиану следует предлагать клиенту возможность выбора нужных услуг из «меню». Нужно отметить, что растет осознание необходимости предоставления «экосистемного подхода».

Сосредоточившись на обновлении бизнеса, и обеспечив доступ к новым технологиям, кастодианы могут затем использовать свою уникальную роль в цепочке создания стоимости для предоставления дополнительных, улучшенных услуг для клиентов. И это может стать ключевым элементом их программ по повышению эффективности и помочь снизить давление на программы оптимизации расходов. «Одержимость» отрасли показателем общей стоимости владения (TCO) сохраняется и поэтому повышение эффективности операций, как правило, осуществляется через сокращение сотрудников, сокращение количества лицензий или систем сторонних поставщиков. Эта «одержимость» показателем TCO отвлекает от попытки по-настоящему понять ценность инноваций, и то, как они могут повлиять на всю бизнес-модель. Можно рекомендовать кастодианам вместо того, чтобы использовать упрощенную модель показателя окупаемости инвестиций (ROI), которая включает сокращение персонала, обратить внимание на драйверы роста.

Если клиент может получить доступ к своим данным через API и извлечь пользу из умных форм данных, это в конечном итоге позволит ему оптимизировать эффективность процесса. И это так же снизит вероятность того, что он будет связываться со своим кастодианом, чтобы понять, почему какой-то процесс не работает. В конечном счете, спрос на инновационные услуги (и возможности, которые он создает), предоставляемые кастодианами, будет расти.

В краткосрочной перспективе вероятность широкомасштабного «разрушения» (disruption) основного вида деятельности кастодианов невысока, но обновление устаревших систем и процессов является критически важным для создания кастодиальной бизнес модели будущего.

Центральное место в обновлении бизнес модели кастодиана играют данные (важны доступность и стандартизация данных). Это обеспечит доступ к экосистеме ИТ партнеров для обеспечения инноваций, позволив интегрировать решения, предложенные компаниями финтеха (такие как обслуживание цифровых активов), с существующими системами под маркой традиционного бренда кастодиана. В идеале, самой выигрышной будет комбинация традиционной безопасности и надежности активов с ультрасовременными инновациями, так как это позволит предложить клиентам расширенное ценностное предложение.


ЛУЧШЕЕ ЗА МЕСЯЦ


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ